Армия и флот / Статьи
3 декабрь 2017, 15:33
107
0

Сложный выбор. Почему Россия не спешит отказываться от противопехотных мин

Сложный выбор. Почему Россия не спешит отказываться от противопехотных мин

Согласно оценкам экспертов ООН, противопехотные мины ежегодно убивают и калечат 26 тысяч человек в 75 странах. Любая война или вооруженный конфликт оставляют после себя тысячи опасных «закладок», которые представляют смертельную угрозу даже десятилетия спустя.

Международные организации неоднократно выступали за ограничение применения этого оружия. Последней попыткой отправить противопехотные мины на свалку истории стал Оттавский договор, которому в воскресенье исполняется 20 лет. Третьего декабря 1997 года более ста государств подписали документ, полностью запрещающий применение, накопление запасов, производство и передачу противопехотных мин (ППМ). Впрочем, большинство ведущих военных держав ратифицировать соглашение категорически не захотели. О том, почему эти страны до сих пор не торопятся отказываться от минного оружия, — в нашем материале.

Запрет для «мирных»

Оттавский процесс начался в октябре 1996-го по инициативе Канады, которая собрала масштабную конференцию при участии 50 государств-организаторов, 24 стран-наблюдателей и гуманитарных организаций, включая Международный Красный Крест. Цель мероприятия — выработка и подписание в течение одного года договора, полностью запрещающего противопехотные мины. Австрийское правительство в целях содействия процессу подготовило проект документа, который лег в основу окончательного варианта. Его приняли в сентябре 1997 года в Осло. Завершился же Оттавский процесс заключительной конференцией в Оттаве 3-4 декабря. Соглашение подписало 121 государство.

Текст документа — самый что ни на есть бескомпромиссный и не предусматривающий никаких оговорок. Все страны, присоединившиеся к договору, обязались никогда и ни при каких обстоятельствах не применять противопехотные мины — как в наступательных, так и в оборонительных целях. Это положение распространяется на все виды вооруженных конфликтов — от пограничных стычек до мировых войн. Проще говоря, ППМ объявили вне закона, причем без всяких исключений. Запрет распространился также на разработку, усовершенствование, производство, накапливание и продажу таких мин. Странам — участницам договора разрешили оставить лишь небольшое количество единиц этого оружия — в качестве «учебного пособия» по разминированию для саперов. Все арсеналы ППМ предписывалось уничтожить в течение четырех лет, а уже установленные мины — обезвредить в течение десятилетия.

На сегодняшний день Оттавский договор подписали чуть более 150 стран. Примечательно, что в их число не входят Россия, США, Китай, Израиль, Индия, Пакистан и другие государства с сильными армиями. Стоит отметить, что эти страны имеют развитую оборонную промышленность и производят широкую номенклатуру противопехотных мин, которыми пользовались и пользуются по всему миру. Американские специалисты в процессе изучения норм Оттавского договора подсчитали, во сколько им встанут уничтожение арсенала ППМ и разработка альтернативных средств поражения, и ахнули. Прогнозируемая сумма превысила 30 миллиардов долларов.

Россия тоже не могла позволить себе взять такие обязательства. Да и технологически решить такую проблему в четырехлетний срок практически невозможно: чтобы утилизировать все запасы ППМ, необходимо строить десятки специализированных предприятий. Впрочем, потери от подписания договора могли быть не только финансовыми. Без противопехотных мин могла серьезно пострадать обороноспособность страны. Геополитическое положение России с ее протяженными границами, множество стратегических объектов на территории, а также возросшая угроза проникновения террористических групп превращают инженерное вооружение в незаменимое средство обороны.

«Обратите внимание, что большинство стран, согласившихся подписать Оттавский договор, либо не имеют потенциальных противников на своих границах, либо владеют очень ограниченным арсеналом ППМ, — рассказал военный эксперт Михаил Ходаренок. — Воюющим странам отказываться от противопехотных мин крайне неразумно, на мой взгляд. Минно-взрывные заграждения крайне эффективны для ведения оборонительных боев. Естественно, когда боевые действия завершаются, во весь рост встает проблема разминирования. У нас это было огромной проблемой после Великой Отечественной войны. В регионах локальных вооруженных конфликтов прошлых десятилетий люди продолжают подрываться. Конечно, мы все за мир, но заменить противопехотные мины пока просто нечем».

Опыт прошлых войн

Важно отметить, что первым «противоминным» международным документом стала «Конвенция ООН о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие», принятая в 1980 году. ППМ касается в первую очередь Протокол II этого соглашения — «О запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств». Он накладывает на использование ППМ ряд ограничений. Боеприпасы, в частности, должны закладываться на четко обозначенных и охраняемых минных полях, иметь механизм самоуничтожения, срабатывающий по истечении определенного срока. Кроме того, разрешенные мины должны обнаруживаться стандартными миноискателями. Маскировать их под внешне безопасные предметы строго запрещено.

Протокол долгое время дорабатывали. Обновленный и дополненный документ вступил в силу 1 декабря 1997 года. К 2004 году свое согласие с его положениями высказали 70 стран. В их число входят Израиль, Индия, КНР, Пакистан и Россия, не являвшиеся участниками Конвенции 1980 года. Таким образом, вряд ли можно упрекать эти государства, отказавшиеся ратифицировать Оттавский договор, в излишнем милитаризме и пристрастии к негуманному оружию. Разумные ограничения могут быть эффективнее полного запрета.

«Хочу отметить, что даже подписавшие Оттавскую конвенцию страны далеко не всегда соблюдают ее нормы, — рассказал председатель Совета ветеранов Инженерных войск генерал-лейтенант запаса Николай Топилин. — Взять хотя бы Украину, которая массово применяет противопехотные мины в Донбассе. Некоторые другие участники соглашения так и не завершили разминирование своих территорий в срок, например Афганистан, Йемен, Колумбия, Камбоджа. Есть множество других примеров нарушения договора. А причина простая: в мире нет сопоставимой по эффективности альтернативы противопехотным минам. Они могут серьезно замедлить наступление противника или даже его сорвать».

Николай Топилин привел в пример опыт Великой Отечественной войны. В первые месяцы немецкого вторжения вермахт поддерживал крайне высокий темп наступления — от 60 километров и больше за сутки. По мнению эксперта, это было связано с тем, что инженерно-саперные части Красной армии были заняты на фортификационных работах — возводили укрепленные районы.

«Немцы наступали по дорогам, напрямую, — поясняет генерал-лейтенант. — Но как только у нас появились тыловые соединения, в которых были штатные саперные батальоны с противотанковыми и противопехотными минами, темпы продвижения противника сразу снизились. Под Москвой, к примеру, 316-я Панфиловская стрелковая дивизия применяла это оружие массово. Там впервые были задействованы подвижные отряды заграждения, ставившие мины прямо на пути наступающих немцев. Темпы движения противника снизились до 1,5-2 километров в сутки. Противопехотные мины — хорошее подспорье в любой оборонительной войне. Тем более сегодня, когда мы можем ставить их и с самолетов, и с реактивных установок залпового огня на глубину тыловых частей противника. В Афганистане такие мины применяли для локализации бандформирований. Запускали авиацию, самолеты забрасывали минами все пути отхода. И все. Банда была со всех сторон окружена минными полями и продолжать боевые действия не могла».

Подводя итог, можно отметить, что сегодня Оттавский договор имеет еще меньше смысла. «Исламское государство», «Джебхат-ан-Нусра», «Аль-Каида» и десятки других террористических организаций — противник номер один для всех цивилизованных государств, как в Западном полушарии, так и в Восточном. А эти группировки, естественно, никаких гуманитарных соглашений не подписывали и в средствах ведения войны себя не ограничивают.


Комментировать