В Украине / Статьи
28 май 2018, 11:55
184
0

"Разобрать на органы". Почему закон о трансплантации напугал украинцев

МИД Украины

28 мая. Верховная рада Украины утвердила новый закон о пересадке органов. Радикальных изменений там не содержится. Но многие граждане страны восприняли его нервно — как попытку легализовать работу черных трансплантологов.

Насколько обоснованны страхи украинцев, что их "разберут на запчасти"?

"Предоплата — 100 процентов"

"Ну как зачем хочу продать почку? Денег надо, — терпеливо объясняет Павел из Днепропетровска. — Ситуация такая получилась… нечестная! Залез в кредит в банке, машину взял, а потом меня кинули. Денег фальшивых подсунули. В органы я обратился, суд идет, все как надо. Но денег-то не вернут, наверное".

Павел упорно отказывается приводить подробности. "Я рассчитал: долги погашу, что-то еще останется семье. Дома не знают, что есть проблемы. Не хочу их впутывать", — говорит он.

Александр из Кировоградской области решил продать почку и часть печени, чтобы купить… дом. "Не дом, так хотя бы домик. Зарплата на Украине сами знаете какая", — вздыхает он. Другой возможности обзавестись крышей над головой он не видит. Правда, пока этот "проект" притормозил. Александр плохо представляет, как продаются почки. К посредникам относится с подозрением. А как еще предложить себя "на органы", не знает.

Условия у посредников действительно завораживающие. "Предоплата 100 процентов в вашем городе. Я приеду к вам с договорами и деньгами. Вы получаете всю сумму, подписываем договоры и вылетаем в клинику. Цена почки на данный момент 470 тысяч евро. Печень — 380 тысяч евро. У вас есть медкнижка? И насчет загранпаспорта — как у вас с ним?" — откликнулся на запрос Александра один из многочисленных "представителей клиник".

Для продолжения общения обычно вежливо просят копию паспорта. А также залог — 80 долларов США. "Хочу быть уверенным, что вы за эти пару дней не передумаете и не найдете других людей", — объясняет посредник. И добавляет: "На Украине это (продажа органов. — Прим. ред.) уголовно наказуемо". В общем, Павел и Александр все же не спешат со сделкой. Ведь убедиться в том, что тебя не обманут, невозможно.

Череда скандалов

Новый закон не содержит радикальных новаций. Но в стране — вероятно, из-за традиционного недоверия к власти — к нему отнеслись с подозрением.

Скепсис выразил даже "патриотический" блогер Мирослав Гай, которого недоброжелатели называют "порохоботом" — за постоянную поддержку линии официального Киева. "Рада узаконила торговлю людскими органами", — прокомментировал он.

У простых украинцев есть все основания для подозрительности. О скандалах вокруг черной трансплантологии СМИ сообщают регулярно. Причем еще с домайданной поры.

В 2007 году в нелегальных операциях по пересадке органов обвиняли израильского медика Михаэля Зиса. Украинские врачи тогда утверждали, что это был обычный медицинский туризм.

В 2009-м немецкий еженедельник Spiegel провел журналистское расследование. Выяснилось, что баварская фармацевтическая компания Tutogen покупала на Украине органы скончавшихся людей. В некоторых случаях родственникам покойных об этом не сообщалось.

Из попавших в распоряжение журнала документов компании следовало, что в 2000-2001 годах в этих целях использовали более тысячи тел. Tutogen с немецкой педантичностью платила за биоматериалы по твердому прайсу: за плечевую кость — 42 евро 90 евроцентов, за бедро — 49 евро 90 евроцентов.

В 2017-м оперативники СБУ вместе с полицейскими задержали группу мошенников, занимавшихся торговлей органами. Под прикрытием фирмы по медицинскому туризму они вывозили за границу граждан Украины. Донор получал на руки не более 15 тысяч долларов, сами "бизнесмены" снимали с каждой операции по 80-100 тысяч долларов.

Когда наступает смерть

И это только малая часть ошеломительных историй, постоянно случающихся на Украине. Новый закон вряд ли исправит ситуацию. Например, в нем говорится, что изымать органы без согласия умершего запрещается. Но фактически это возможно — если разрешение на трансплантацию дали родственники покойного.

Донорами органов не могут быть дети-сироты, люди, признанные недееспособными, а также погибшие в ходе боевых действий в Донбассе. Кроме того, вводится система реестров — баз данных. Там будут фиксироваться сведения о донорах и нуждающихся в пересадке органов гражданах, списки анатомических материалов и больниц, где разрешается проводить подобные операции.

Согласно закону констатация смерти производится консилиумом врачей. Они устанавливают смерть головного мозга или биологическую смерть. И только после этого допустимо извлечение органов для пересадки.

Создается институт трансплант-координаторов. Их задачи — получать согласие у родственников умершего, вносить соответствующие данные в реестр, организовывать изъятие, хранение и перевозку анатомических материалов.

Теперь на Украине узаконено и перекрестное донорство. Это когда при иммунологической несовместимости родителей и нуждающегося в пересадке ребенка обмениваются органами с другой семьей. В такие цепочки могут быть вовлечены десятки человек.

Где взять денег?

Известный украинский врач Натали Безмен считает, что закон вряд ли сильно повлияет на трансплантологию. "Мало принять документ — нужно, чтобы под это выделялись средства", — поясняет она.

"Первое — нужны составленные профильными специалистами, нефрологами, кардиологами листы ожидания. Второе — реанимации надо оснастить газоанализаторами для диагностики смерти мозга. Только после этого в дело вступает трансплант-координатор. А ведь таких специалистов еще поискать!

Ну и третье — требуется укомплектовать и обучить хирургические бригады и отработать способ транспортировки", — перечисляет Безмен.

И возвращается к проблеме выделения средств. "Кто и когда профинансирует лаборатории, определяющие совместимость тканей? Кто, когда, в каком объеме будет платить за медикаментозную поддержку после трансплантации?" — спрашивает врач.

Новый закон не облегчит жизнь черным трансплантологам, но и не помешает их криминальному бизнесу. Все дело в общем состоянии системы здравоохранения и ее финансировании.

Принимали закон в вышиванках

Еще и еще один нюанс. Клиник, готовых производить пересадки органов, сегодня на Украине всего четыре: в Одессе, Киеве, Львове и Запорожье. А для отлаженной системы трансплантологии специфическое оборудование нужно и другим больницам. Где его брать — непонятно.

Негативная реакция на новый закон может объясняться и тем, что его активно продвигала глава украинского Минздрава Ульяна Супрун. Она же проводила медицинскую реформу, не встретившую понимания ни у врачей, ни у рядовых граждан. В итоге президенту Украины Петру Порошенко пришлось лично убеждать депутатов Рады голосовать за пакет реформ — парламентарии не хотели так сильно рисковать популярностью у избирателей.

В день голосования за документ о пересадке органов, 17 мая, депутат, лидер партии "За жизнь" Вадим Рабинович покинул сессионный зал. "Самый важный закон Украины — страны без экономических проблем, с возрастающим населением и великолепной жизнью, — который мы в вышиванках будем обсуждать, — саркастически прокомментировал он. — У меня слов нет больше. Обсуждать трансплантацию и разбирание украинцев на органы — это не шуточное, а настоящее преступление".

Парламентарий был столь резок, скорее всего, в запале заочной полемики с коллегами. Но "в главном-то он прав": и Павел из Днепропетровска, и Александр из Кировоградской области пытаются продать свои почки не из-за плохого закона. А просто потому, что не нашли другого способа заработать.


Комментировать