В Украине / Статьи
19 январь 2018, 16:15
488
0

Ростислав Ищенко. Украина сегодня: замерзающая наука

Ростислав Ищенко. Украина сегодня: замерзающая наука

В Киевском университете студентов решили перевести на "дистанционное обучение". В кавычках — потому что, по признанию самих преподавателей и студентов, вуз не обладает ни специалистами, ни методиками, ни оборудованием, необходимыми для дистанционного обучения.

Просто пришли крещенские морозы — не бог весть какие, но все же принесшие в Киев отрицательные температуры. В аудиториях стало холодно, а денег на отопление у университета не оказалось.

Одесский университет принял аналогичное решение. И поступил честнее. В Одессе (даром что она на 500 километров южнее, и там теплее) не придумывали сказки о дистанционном обучении, а честно сказали, что зимние каникулы существенно продлеваются, а дата их окончания выяснится, когда потеплеет.

Два крупнейших в стране университета прекращают преподавание из-за отсутствия отопления. В прошлом году случалось нечто подобное, но тогда вроде как-то проблему утрясли, хотя студенты Киевского университета и утверждали, что сидят в аудиториях в верхней одежде. Конечно, никто не скажет точно, что творится в многочисленных провинциальных вузах. Да и не каждый вуз громко сообщает о своей беде. Большинство предпочитают страдать молча и не навлекать на себя гнев начальства.

Киевский и Одесский университеты попали в новости потому, что для Украины Киевский университет — как для России МГУ и МГИМО вместе взятые, и ректор его, соответственно, котируется не ниже профильного министра. Тем более что министры приходят и уходят, а ректор остается. В Одессе же местная элита всегда бдительно следила за тем, чтобы любые действия центральных властей в ее вотчине с нею согласовывались. Поэтому ректоры именно этих двух вузов не опасаются, что публичная информация об отсутствии отопления аукнется им отставкой.

Надо сказать, что аудитории Киевского университета отапливались даже во время Гражданской войны 1918-1920 годов. Были проблемы при гитлеровской оккупации, но сама программа Третьего рейха для восточных территорий не предполагала сохранение там учебных заведений, равно как поддержание более-менее нормальных условий жизни. Достаточно вспомнить, что оккупационная власть была официально освобождена Гитлером от забот по кормлению населения оккупированных территорий. И если для живших полунатуральным хозяйством сел это не было проблемой, то крупные города буквально вымирали без подвоза продовольствия.

Но то были оккупационные власти, считавшие местное население недочеловеками. А сейчас ведь Украиной управляют люди, утверждающие, что только они и являются по-настоящему национальной властью, заботящейся о расцвете языка, науки и культуры. Впрочем, может быть, нынешние власти считают, что "сверхчеловеки", которыми им довелось править, и без тепла обойдутся.

После распада СССР вместе с армией, флотом, промышленностью, портами, трубопроводами и прочими полезными вещами, которые за 25 лет независимости куда-то испарились, Украина получила и огромный научно-образовательный комплекс. Сотни вузов, академические институты, система профессионального образования, подготовленные кадры ученых и преподавателей.

Всего этого давно нет. Первая волна эмиграции наиболее востребованных специалистов прошла еще в 1990-е годы. Тогда же упало качество преподавания. Но самое страшное, что большинство специалистов, выпускаемых высшими учебными заведениями, оказались невостребованными на рынке труда. Они никогда не работали по специальности, их теоретические знания (если они и были) не обогащались практическим опытом. Угасающая украинская экономика не требовала столько профессиональных кадров, а офисным планктоном можно работать и без образования. Диплом — чистая формальность, знания не требуются вообще, практический опыт приобретается за неделю сидения в офисе.

Старое поколение ученых и специалистов ушло. Новое его не сменило. Но до последнего времени был шанс ликвидировать этот разрыв. Оставались еще какие-то кадры, еще помнили об образовательных традициях, кое-где даже пытались сохранять жалкие остатки научных школ.

Похоже, в последние пару лет Украина взяла очередной рубеж.

Трудно поверить, что государство, Министерство образования и даже просто ректораты не в состоянии организовать отопление Киевского и Одесского университетов. Да, финансово-экономическая ситуация в стране сложная, но, во-первых, речь идет о престиже государства — о его ведущих вузах. Кто-то может себе представить, что в Британии закрыли бы Кембридж и Оксфорд из-за нехватки денег на отопление? Во-вторых, вузы такого ранга и сами неплохо зарабатывают.

То есть дело не в том, что не смогли. Не захотели. Решили, что для этих денег найдутся более подходящие карманы. Причем решили на всех уровнях сразу. Если бы хоть на одной ступени (от факультетов до кабмина) кто-то оказал системное сопротивление саботажу и коррупции, аудитории бы спокойно отапливались.

Но ни власть, ни руководство вузов не стесняется признавать, что наука в стране столь же не востребована, как во время гитлеровской оккупации. Значит, чем дальше, тем хуже. В конце концов, можно украсть деньги, предназначавшиеся не только на отопление, но и на стипендии, ремонт, оборудование, зарплаты преподавателям.

Вероятно, кому-то в Киеве сейчас кажется, что ничего страшного не происходит. Лет через пять все восстановится. Это не так. Система уже 25 лет воспроизводит вместо научных псевдонаучные кадры. Даже нынешние 50-летние не имеют опыта нормальной научной или преподавательской деятельности, поскольку сразу после окончания вузов угодили в 90-е с разбегающимися кадрами, разлагающимися коллективами, резкой политизацией и коммерциализацией науки. Через пять-десять лет на Украине физически не останется людей, способных обеспечить преемственность в передаче научного знания. Их и сегодня уже недопустимо мало.

Если же строить с нуля, то надо вспомнить, каких трудов это стоило российским императорам. Уже Петр I пришел не совсем на пустое место. При дворе его отца и старшего брата науку любили, ученых жаловали, к знаниям стремились, книги и мастеров из Европы выписывали. Тем не менее, когда Петр начал создавать систему образования (военного, технического, гуманитарного), выяснилось, что в стране просто некому преподавать.

Ученых из Европы для Императорской академии выписывали практически на протяжении всего XVIII века. Дворянских недорослей отправляли учиться в Европу. Система среднего образования начала внедряться при Екатерине, отчасти утряслась при Александре I и была коренным образом реформирована при Александре II. Система высшего образования обрела более-менее законченный вид только при Николае I. В его же правление российская академическая наука уже смогла обходиться без иностранной кадровой подпитки.

Сто лет понадобилось, чтобы трудами нескольких поколений неординарных государственных деятелей в богатой стране — одной из ведущих держав тогдашнего мира — с нуля создать систему науки и образования. Нынешний уровень Украины — это примерно уровень Дагомеи, существовавшей с 1645 по 1900 год. Как раз примерно совпадает со временем правления династии Романовых. Только, в отличие от Романовых, короли Дагомеи так и не создали актуальные для их времени науку и промышленность, хотя оружие в Европе закупали.

Чтобы сформировать научную и образовательную систему, отвечающую требованиям сегодняшнего дня, требуются огромные ресурсы и много времени — тридцать-сорок лет. Первое поколение национальных ученых должно вырастить следующее, которое и будет перенимать от них знания.

Есть ли на Украине время и силы для подобных свершений? Судя по тому, что Киев даже противотанковый ракетный комплекс не создает сам, а четыре года выпрашивает у США, время безвозвратно ушло, а силы бездарно растрачены.



Читайте также: • Все статьи и передачи с участием Ростислава Ищенко
Комментировать