Статьи
7 сентябрь 2018, 06:23
125
0

Сербия, как Украина: политики обещают одно, а делают противоположное

Сербия, как Украина: политики обещают одно, а делают противоположное

На днях сербский политик, политический аналитик и журналист, активно сотрудничающая с немецкими и российскими изданиями и аналитическими центрами Драгана Трифкович резко отреагировала на заявление президента Сербии

Александр Вучич 29 августа сообщил, что, по его мнению, в результате его переговоров с лидером сепаратистского Косово Хашимом Тачи «Сербия ничего не получит».

Драгана была возмущена уже самим фактом переговоров, поскольку, как она утверждает, Вучич не получал на них согласия парламента и не имеет никаких официально утверждённых инструкций по их ведению. Возмущена она и его позицией (вернее её отсутствием).

Безусловно, юридическая констатация факта превышения президентом своих полномочий — дело парламента и Конституционного суда. В данном же случае мы имеем дело с частным мнением отдельного человека, причём человека, выдавленного из большой сербской политики. Пару лет назад, Драгана Трифкович (на тот момент член президиума Демократической партии Сербии) исключена из партии (законность исключения оспаривается) из-за разногласий с другими членами президиума. С тех пор она участвует в сербской политике опосредованно — в качестве эксперта и журналиста.

Случай данный интересен тем, что Драгана Трифкович не скрывает своих пророссийских взглядов. Критикуя Вучича она указывает, что «президент Сербии уважает мнение Запада, позиция России его не интересует». Между тем, Россия (как и Китай) продолжает признавать Косово составной частью Сербии, создавая, таким образом, сербскому руководству пространство для дипломатического манёвра.

Например Вучич вполне может потребовать созыва по вопросу Косово международной конференции под эгидой ООН и с участием России и Китая. Но он предпочитает договариваться с ЕС с глазу на глаз. Не мудрено, что Сербия проигрывает дипломатическую схватку. Достаточно сравнить размеры и мощь Сербии и ЕС. При этом не надо забывать, что при всех возникших в последнее время разногласиях по вопросу Косово у Брюсселя с Вашингтоном единая позиция. Они вместе совершали акт немотивированной агрессии против Сербии, вместе совершали военные преступления, теперь вместе заметают следы. Более того, нынешнее руководство Сербии декларирует в качестве своей стратегической цели вступление в ЕС. И как же оно поступит против воли ЕС, в которые стремится?

Отсюда и заявление Вучича, которое (независимо от того, имел он официальные полномочия на ведение переговоров или не имел) является ничем иным, как заранее оглашённым согласием на полную и безоговорочную капитуляцию — принятие условий Брюсселя, которые предполагают безоговорочное признание независимости Косово. После этого заявления даже результат ведущейся Белградом борьбы за приграничные косовские районы, в которых сербы составляют большинство населения, зависит от доброй воли албанцев и их евро-американских покровителей.

Драгана Трифкович права — переговорную позицию президент Сербии сдал до начала переговоров. Если бы подобное заявление позволил бы себе, например, Трамп накануне встречи с Путиным в Хельсинки, то процедура импичмента уже шла бы полным ходом, причём её бы единогласно поддерживали бы как демократы, так и республиканцы, а старые добрые рэднеки грозились бы линчевать своего вчерашнего любимца.

Но в Сербии ничего подобного не произойдёт. Тому порукой политическая судьба самой Драганы Трифкович. Её выдавили из активной политики не потому, что она вносила неправильные предложения, а исключительно из-за того, что её предложения, позволявшие Сербии активно бороться за своё будущее, предполагали резкое и быстрое сближение с Россией.

Такого себе сербские политики позволить не могли. Если при «моноговекторном» (до начала бомбардировок) Слободане Милошевиче Сербия, склоняясь в сторону Запада ещё хоть как-то колебалась, пытаясь сохранить отношения с Россией, то после его свержения речь идёт исключительно о степени прозападности каждого очередного сербского правительства, о более мягком и длительном или о более жёстком и ускоренном варианте интеграции в ЕС. О том, удастся ли выторговать себе утешительный приз за сдачу национальных интересов или придётся сдать их задаром.

Да, сербский народ прекрасно относится к России (значительно лучше, чем к своим европейским соседям). Но политики, которых он избирает, заявляя о приверженности традициям сербско-российской дружбы, тем не менее активно интегрируются в западные структуры, которые находятся с Россией в состоянии санкционной войны. Заявления сербских политиков о намерении вступить в ЕС и о том, что Сербия никогда не введёт санкции против России — прямое свидетельство раздвоения сознания. Можно не ввести санкции против России и не вступить в ЕС. Но, вступая в ЕС санкции (если они к тому времени будут действовать) ввести придётся. Просто потому, что страна, просящая её принять в какую-то структуру, априори принимает правила данной структуры, а не диктует ей свои.

Именно поэтому на обочину общественной и политической жизни стараются вытеснить политиков и экспертов, открыто заявляющих, что государственные интересы Сербии требуют тесного союза с Россией. Разве могут политики, получившие власть в результате прозападного переворота, свержения Милошевича и откровенного убийства его в Гааге, после того, как МТБЮ не сумел его осудить, отказаться от позиции младшего партнёра, даже вассала, Запада? Остаться один на один с сербским народом им будет очень неуютно. Ведь придётся объяснять почему они предали свою страну, чтобы вступить в ЕС, а теперь отказываются от вступления в ЕС.

Ровно та же ситуация (и примерно так же развивающаяся), что сложилась, в своё время, на Украине.

Последний кровавый майдан смёл проевропейского и проамериканского президента Януковича только потому, что он отложил (не отменил, а отложил) подписание соглашения об ассоциации с ЕС, за которое до этого агитировал. Но если бы евро-американские марионетки на Украине удержались у власти после первого (условно мирного) майдана 2004/5 годов, то события развивались бы без гражданской войны (по сербской схеме). Ведь ещё 15 января 2008 года президент (Ющенко), премьер (Тимошенко) и председатель Рады (Яценюк) направили генсеку НАТО Яапу де Хооп Схефферу совместное письмо, в котором заявили о заинтересованности Украины в получении плана действий относительно членства в НАТО.

Кстати действовали они вопреки Конституции, закреплявшей за Украиной нейтральный статус и официальных полномочий для данного заявления не имели. (Напомню, что Трифкович также обвиняет Вучича в отсутствии полномочий для ведения переговоров о судьбе Косово).

Никто из троих за превышение полномочий и нарушение Конституции наказания не понёс. Не понёс именно потому, что к тому времени вся украинская правящая элита (независимо от того примыкала она к лагерю власти или к лагерю оппозицию) ориентировалась на Запад. По себе знаю, да и любой человек, работавший в те годы на Украине вам скажет, что политики любого уровня (за единичными исключениями) прекращали вас слушать, как только понимали, что вы предлагаете тесный союз с Россией. Их даже не интересовало выгодно ли ваше предложение с финансово-экономической точки зрения.

В конце концов, они же парафировали и собрались подписывать соглашение об ассоциации не читая его, даже не потрудившись перевести, ради приличия, огромный документ с английского, которым и президент, и большая часть правительства (не говоря уже о депутатах Рады) не владели в достаточной степени, чтобы понять содержание данного документа. Фактически они были готовы подписать пачку белых листов, с тем, чтобы ЕС их сам потом заполнил.

И мнение народа, который исправно приводил к власти партии и политиков, ратовавших за тесный союз с Россией, их не интересовало. Партия регионов, получив контроль над постом президента, правительством и парламентом, не постыдилась даже получить в Конституционном суде заключение о том, что Конституция не обязывает политическую силу (или политика) выполнять свои предвыборные обещания.

Ровным счётом то же самое, что в Сербии. Только по причине полного отсутствия опыта государственного существования, глубокой провинциальности самого украинства (как идеи), не предполагавшей наличие национальной элиты, восприятия государства, как кормушки захватившей его финансово-политической группы и искреннего неверия в существование неких государственных интересов (отличных от интересов обогащения персоны, захватившей власть) в конченом итоге привели украинскую государственность к коллапсу, а экономику к обнулению.

Сербия ещё трепыхается. Если на Украине политиков и политических сил, которые выступали бы с альтернативой прозападному курсу нет вообще, то в Сербии таковые есть, но они слабы и их старательно маргинализируют. Шанс Белграда избежать худшего сценария заключается в стремительных глобальных переменах, делающих ЕС не столь желанным и актуальным, разрушающим единство Запада (с потенциальной переориентацией части или всей Европы на Россию) и ставящих вопрос об адекватности текущей политики ЕС на Балканах. Сербии надо продержаться до того момента, когда альтернативная элита окажется востребованной не только собственным народом, но и европейскими партнёрами. Если Германия и Франция не капитулируют перед Вашингтоном, развязавшим против ЕС экономическую войну, то по всей Европе на смену проамериканским элитам начнут приходить пророссийские. Иного не дано. Европа может выжить как самостоятельная цивилизация, только в тесном союзе с Россией.

Украина до этого момента не дожила. Сербия может дожить. В данный же момент таким политикам, как Драгана Трифкович приходится биться головой о евроинтеграционную стену, в надежде, что капля камень точит, когда-нибудь ситуация изменится, их идеи будут востребованы и ещё не будет слишком поздно.



Читайте также: • Все статьи и передачи с участием Ростислава Ищенко
Комментировать