Статьи
29 июнь 2018, 06:16
151
0

Ростислав Ищенко. Прелиминарный мир

Ростислав Ищенко. Прелиминарный мир

Мировая пресса полнится слухом о встрече 15-го числа в Вене Путина и Трампа. Кремль встречу пока не подтверждает и не отрицает, а дипломаты с обеих сторон якобы согласовывают позиции.

15 число – неудобная дата для российского президента. В этот день, в 18 часов должно состояться закрытие чемпионата мира по футболу, на котором президент России должен был бы присутствовать. Можно, конечно, рано утром вылететь в Вену, до обеда поговорить с Трампом и к 18 быть уже в Москве. Но зачем так напрягаться? Тем более, что американцы могут попытаться умышленно затянуть встречу. Всё равно рассчитывать на какие-либо договорённости сложно. Но Путин, опоздавший на закрытие ЧМ-2018 из-за встречи с Трампом, самим этим опозданием подчеркнёт значимость мероприятия, ради которого были отложены все остальные важнейшие дела.

Сам же Трамп успевает не торопясь прибыть в Вену, после саммита НАТО, который должен пройти 11-12 июля в Брюсселе. У него будет даже время для нескольких двусторонних встреч со своими союзниками после саммита.

В целом, если уж встреча должна состояться, то, чтобы не давать наглым янки лишнего тактического и информационного преимущества, её логично было бы сместить либо на 14-е, либо на 16-е июля. В конце концов, если американцы не могут в эти дни, то Россия может ещё подождать – спешить некуда. Позиции Вашингтона слабеют, так что даже если встречаться придётся уже со следующим президентом, Москве будет только лучше.

Весь ход событий, предшествующих нынешним слухам об авральной подготовке встречи двух лидеров, свидетельствует о том, что для американцев решение провести встречу двух президентов – вынужденное. Напомню, что первоначально Трамп заявлял, что готов принять Путина в Вашингтоне. Вообще-то это новоизбранный глава государства обычно совершает визит к своему более опытному коллеге. Но американцы-то привыкли, что все считают честью прибыть к ним на поклон. Действительно, если бы Путин прибыл с визитом в Вашингтон, США смогли бы на символическом уровне показать своим союзникам, что их первенство в мировой политике не вызывает сомнений. Даже оппонирующие им лидеры прибывают договариваться о мире в Вашингтон.

Путин проигнорировал намёки Трампа. После этого вашингтонская риторика резко поменялась и официальные лица США начали утверждать, что никаких встреч на высшем уровне не может быть до тех пор, пока Россия не идёт на уступки в Сирии и на Украине. В последний месяц Вашингтон вновь сменил версию. Теперь выяснилось, что оказывается Трамп уже полтора года просыпается с вопросом: «Когда же у меня состоится встреча с Путиным?». Но коварное окружение обманывало доверчивого президента и саботировало его указания. Но теперь, мол, Трамп взял дело в свои руки и встреча вот-вот состоится. Дальше это подкрепилось полуподтверждёнными, по крайней мере не опровергнутыми, слухами о подготовке исторической двусторонней встречи в Вене.

По сути дела дипломатическую кампанию Россия выиграла ещё до встречи и независимо от встречи. Полтора года США пытались навязать встречу с позиции силы: в Вашингтоне и на предварительных условиях. Сейчас речь идёт о подготовке встречи на нейтральной площадке и без всяких условий. По всем пунктам Вашингтон уступил.

Впрочем, это не значит, что встреча обязательно состоится. Во-первых, в Кремле нет однозначной убеждённости в том, что стоит соглашаться на переговоры, заранее зная, что никаких компромиссных решений не будет, что США будут всё равно продавливать свою повестку и что Вашингтон обязательно использует сам факт переговоров для укрепления своих информационных позиций. С другой стороны Путин уже неоднократно демонстрировал умение очаровывать иностранных лидеров, что впоследствии облегчало деловой контакт с ними. Кроме того, Россия также может использовать встречу в информационно-пропагандистских целях. Причём в данный момент позиция Кремля сильнее, так как это США пошли на вынужденные уступки и продемонстрировали, что им встреча нужнее.

Вопрос заключается в том, стоит ли говорить с людьми, которые пока не готовы сделать конструктивное предложение. Можно предложить им пойти и подумать, но они могут обидеться и общая ситуация ухудшится. Можно начать переговоры, исходя из того, что в процессе общения скорее удастся выйти на взаимоприемлемый компромисс. Оба варианта поведения имеют свои сильные и слабые стороны. В последние годы, Россия предпочитала ввязаться в переговоры, а там посмотрим – поругаться всегда успеем, но можем ведь и договориться.

Точно понятно, что ожидать прорыва в Вене не стоит. Даже если переговоры завершатся наилучшим образом, то главы государств только заявят о намерении снять двусторонние противоречия и жить дружно, процесс же выхода на конкретную договорённость может после этого длиться годами и закончиться ничем.

Трамп не может пойти на компромисс прямо сейчас, поскольку он только что в жёсткой форме поссорился практически со всем цивилизованным миром, от Китая, до Канады. Со всеми у него торговая война и личная неприязнь. Если в этих условиях он пойдёт на уступки России, это будет означать, что США отказались от борьбы за мировое лидерство и пытаются сохранить часть былого веса в союзе с Россией. Но тогда все их бывшие союзники наперегонки бросятся в Москву с предложениями дружбы, братства и вечной лояльности. А это дополнительно ослабит позиции США.

Поэтому Трампу необходимо на саммите НАТО в Брюсселе получить хоть какое-то единство (хотя бы по второстепенным вопросам), чтобы говорить с Путиным в Вене от имени объединённого Запада, всё ещё соглашающегося с американским лидерством. Тогда его позиция будет выглядеть хотя бы равновесной позиции России.

В свою очередь Путин не может уступить Трампу на Украине, в Сирии, не может отказаться от неформального, но весьма действенного союза с Китаем. Каждая из этих точек является важным узлом, связывающем воедино созданную в последние годы Россией сеть глобальной координации в целях обеспечения безопасности. Выпадение одного звена самым роковым образом отразится на эффективности остальных. В худшем случае возможен эффект домино, в лучшем, значительное снижение эффективности системы и разбалансировка действий союзников.

Но, учитывая резкое ослабление американских глобальных позиций в первой половине 2018 года, России нет смысла вообще обсуждать возможность каких-либо уступок. Только компромиссное решение проблем, предполагающее, что США покинут российское ближнее зарубежье, как исключительную сферу российских интересов, в которую они нагло вторглись около двадцати лет назад. После этого можно будет обсуждать торгово-экономические интересы Вашингтона. В конечном итоге сбалансированность американского бюджета, невозможная без сбалансированности торговли и прекращения затратной агрессивной внешней политики, в общих интересах всего мира.

Мир заинтересован помочь США преодолеть жесточайший кризис, в который они сами себя загнали и реформировать американскую экономику, но только в обмен на отказ от активной военной политики, резкое снижение военного бюджета, сокращение количества мобильных экспедиционных сил, включая авианосные группировки, перестройку структуры американских вооружённых сил на сугубо оборонительную, позволяющую надёжно защищать США от вторжения, но не позволяющую проводить масштабные заморские операции.

Как мы понимаем, сегодня США ещё не созрели к столь радикальным компромиссам. Поэтому возможная встреча в Вене – лишь первый шаг. США уже согласились говорить на чужих условиях, но ещё не согласны формировать конструктивную повестку дня. И к этому решению они придут. Главное, чтобы для американской экономики не было поздно.



Читайте также: • Все статьи и передачи с участием Ростислава Ищенко
Комментировать