Статьи
29 сентябрь 2017, 13:00
123
0

Константин Сёмин. Червоточина

Константин Сёмин. Червоточина

В минувшие выходные начался крах авиакомпании «ВИМ-Авиа», входящей в десятку крупнеших авиакомпаний России. В субботу 19 рейсов были задержаны более чем на 10 часов.

Задержки связаны с задолженностью компании перед топливно-заправочными организациями и аэропортами — только перед Домодедовом долг составляет 500 миллионов рублей. Кредиторы, к которым обратилась компания, оплатили полеты лишь до 12.00 понедельника. В понедельник, 25 сентября, задержки рейсов составляли уже 24 часа. В этот же день компания призналась, что у нее нет финансовых средств для продолжения работы и она прекращает выполнять чартерные рейсы.

28 сентября глава «Росавиации» Александр Нерадько сообщил, что на зарубежных курортах по вине «ВИМ-авиа» застряли 38 тысяч пассажиров. К пострадавшим пассажирам надо приплюсовать тех, чей вылет оказался сорванным в отечественных аэропортах и тех, кто купил билеты на последующие даты и чей отпуск тоже оказался под вопросом.

Следственный комитет уже возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По версии следствия, продавая билеты, руководители «ВИМ-Авиа» знали, что у компании недостаточно денег для закупки топлива в аэропорту Домодедово. Таким образом, менеджмент компании, не имея возможности выполнить обязательства по перевозке пассажиров, продолжал продавать билеты, заработав на этом миллионы рублей. До конца сезона авиакомпания должна была отправить на курорты и вернуть с них от 50 до 80 тыс. клиентов туроператоров. В общей сложности она продала билеты более чем 190 тыс. пассажирам.

Регулярные полеты пока продолжаются, они будут прекращены с 16-го октября.

Из-за кризисного положения вокруг авиакомпании «ВИМ-Авиа» 27 сентября президент России Владимир Путин предупредил министра транспорта Максима Соколова о неполном служебном соответствии .

«Если справитесь с этой ситуацией быстро и эффективно, тогда мы подумаем с Дмитрием Анатольевичем [Медведевым], что делать с этим неполным служебным соответствием. Если не справитесь, то тоже подумаем», — сказал Путин Соколову на встрече с членами кабмина.

Глава государства также раскритиковал вице-премьера Аркадия Дворковича, заявив, что тот уделяет недостаточно внимания транспортной отрасли, которую курирует. Он поручил ему предоставить предложения по урегулированию ситуации. «Может быть, вы перегружены слишком? Мы уже говорили об этом», — отметил президент.

В четверг стало известно, что следователи задержали по подозрению в мошенничестве генерального директора авиакомпании «ВИМ-Авиа» Александр Кочнева и главного бухгалтера Екатерину Пантелееву. Также появилась информация, что владельцы компании супруги Мурсекаевы покинули Россию.

Экспертные оценки. Константин Сёмин:

Ситуация с «ВИМ-Авиа» прямо таки вопиет о том, чтобы её обсудили. И не в каком-то частном разрезе, а во всей всеохватности: в какой же экономической и общественной системе мы живём? Для меня является абсурдным и диким положение, когда имеются 200 тысяч пострадавших пассажиров и при этом разговор о причинах сложившегося положения вообще не ведётся в общественном сознании на общественно значимых площадках. То есть это «маленькая проблема». Это «издержки». А в целом система функционирует нормально. С моей точки зрения это вопиющий случай. Конечно, и предыдущие примеры работы нашей «безупречной» экономической системы не лучше. Мы помним, как в Краснодарском крае слетел в пропасть автобус с рабочими из-за того, что не выполнялись естественные нормы эксплуатации. Мы понимаем, что то, что происходило в бесконечном числе случаев (перечислять сейчас нет необходимости, у всех, я думаю, они в памяти) — это то, как выглядит капитализм, он другим быть не может.

Но как только поднимается вопрос о том, что мы недовольны, нам не нравится эта система, что мы так же, как и 25 лет назад, не считаем её своей и не принимаем, как только появляются люди, желающие или способные ставить вопрос подобным образом — то им моментально затыкают рот. Я до сих пор нахожусь под впечатлением от многочисленных бандеровских митингов в Петербурге, случившихся накануне, которые не вызывали у местных властей или у федеральных властей никакой реакции, никакого возмущения. С другой стороны, попытка выразить народное негодование вектором направления нашей социально-экономической политики в Москве в рамках шествия «Антикапитализм-2017» была пресечена так, как будто предполагалась Октябрьская революция. То есть поднять голос, возвысить голос против грабительской живодёрской системы, которая ежедневно хрустит костями и судьбами людей — это преступление, это нельзя, это опасность. Выскочить на улицу с криками «Слава Украине! Героям слава!», с фашистскими речёвками — это можно. Я не удивлён. Могу объяснить, почему это так. Потому что говорить о капитализме, говорить о хозяевах в «ВИМ-Авиа», которые обокрали огромное количество людей (не только своих клиентов, но и тех, кто гнул спины на них — своих работников), говорить об этом воровстве — нельзя, запретно, преступно. А пропагандировать какие-то фашистские людоедские идеи можно открыто и публично, и ничего за это не будет.

Почему гражданин Удальцов за попытку заявить о массовом народном недовольстве нашим капиталистическим настоящим находится под арестом, а в Петербурге можно размахивать бандеровскими флагами? Я считаю это абсурдом, безобразием и трагическим свидетельством того, к чему мы идём.

Конкретнее о ситуации с «ВИМ-Авиа». «Господин» Рашид Мавияевич Мурсекаев, владелец «ВИМ-Авиа», с 1991 года занимался поставками ширпотреба и продуктов питания из стран Азии в счёт долгов за российское оружие и авиатехнику. С какого перепоя российским оружием и авиатехникой — это вообще-то дело государственное — занималась эта особь? Далее. С 1993 года подконтрольная ему компания «Белуха» скупала акции оборонных предприятий. Нормально? С 1997 года он аккумулировал до 68% акций Дальневосточного морского пароходства. То есть очевидно, что это совершенный до идеальности «браток» из 90-х, который при попустительстве государства занимался криминальными делами. Нам сказали, что 90-е закончились, и наступила эра верховенства закона. Да не заканчивались 90-е ни на день, они продолжаются! Всё, о чём мы говорим — это и есть наглядное подтверждение того, что никаких 90-х мы не пережили, мы в 90-х находимся. И это не единственный случай. Куда делись все герои знаменитых криминальных сериалов из жизни? Они что, перешли на какую-то новую цивилизационную ступень, облагородились, воцерковились? Они стали чем-то отличаться от своих подельников и напарников? Да ничего подобного, всё то же самое. Я часто повторяю (нравится мне это определение), что капитализм — это хорошо организованная преступность. Вот мы и живём сейчас в атмосфере хорошо организованной преступности. А говорить об этом нельзя именно потому, что ставится под удар не отдельный какой-то человек с трудно произносимой фамилией, а вся система — такая уж это система. Нам-то пытаются представить дело так, как будто бы нехороший человек торговал тушёнкой за автоматы и незаконно приватизировал порт. Он не один нехороший человек — система нехорошая. И она остаётся неизменной. И чем дальше в лес, тем больше противоречий. Эта система всё сильнее генерирует недовольство, а в каких-то случаях ненависть и ярость по отношению к ней.

Конечно, абсурдно, наивно, по-детски было бы рассчитывать, что система сделает что-то для того, чтобы сама себя могла излечить. Нет, конечно. Она будет защищать себя до последней капли крови (только не своей, конечно же) от любых посягательств извне или изнутри. И история с «ВИМ-Авиа» должна это объяснить тем, кто ещё не понял, тем, кто ещё сомневается, тем, кто ещё рассчитывает на то, что правильных и хороший капитализм в России появится — нужно только изгнать одних неправильных предпринимателей и заменить их другими, богоспасаемыми, прошедшими какие-нибудь курсы или тесты или выращенными в гарвардах и других западных лабораториях предпринимателями. Ничего подобного! Разницы никакой нет. Капиталиста интересует одно — его интересует нажива, его интересует оборачиваемость капитала, его способность к умножению капитала. Больше его не интересует ничто. Ни страдания матерей, детей, которые ночуют в жутких условиях за тысячи километров от дома. Ни страдания рабочих. Ни страдания лётчиков, которым приходится с красными глазами летать за крайне низкую зарплату. Их это не интересует. Капиталиста интересует прибыль. Повторюсь, здесь совершенно неважно: какое отчество, какая фамилия у него, какого он национального или религиозного происхождения — это всё второстепенно. А вот то, что происходит в целом в стране, то, что происходит в нашем обществе, в нашей экономике, конечно, история с «ВИМ-Авиа» очень наглядно и живо проиллюстрировала. Важно быть в состоянии из этой истории извлечь выводы и самому себе честно ответить на эти возникающие ежедневно вопросы.

Очень жаль, что нет силы в обществе, нет политического или общественного объединения, которое бы людям могло бы открывать глаза, объяснять в чём же причина происходящего, что на самом деле творится. А у нас, к сожалению, сегодня наблюдаются большие проблемы и с критическим мышлением, и с образованием. Проще всего показать по телевизору картинку, из которой будет следовать, что мурсекаевы — это всё-таки отдельные гнилые яблоки, а яблоня сама по себе здоровая. Яблоня больна. Не в яблоке дело, не в конкретном случае, не в конкретном «ВИМ-Авиа», не в конкретной червоточине — червоточины пронизывают весь государственный организм. Ситуация, которая сложилась с 1991 года, не изменилась ни на каплю, ни на грамм ни с приходом патриотически настроенных офицеров, ни с национализацией части отраслей экономики. Нужно понимать, что государственный характер отдельных отраслей, их огосударствление в олигархической системе по сути дела ничего не меняет. Потому что если господствующим, доминирующим классом остаётся паразитический класс, то государственная собственность — это всего лишь институализированная собственность олигархии. Здесь никакой разницы не будет: это частная компания «ВИМ-Авиа» или государственная авиакомпания «Аэрофлот», где условия работы сотрудников, мы знаем, тоже очень и очень далеки от идеальных.

С тех пор, как государство отдали на откуп бизнесу, продолжается тихое и поступательное доедание и переваривание государства. Даже то, что мы называем сегодня коррупцией — это всего лишь форма приватизации, то, что делал или делает чиновник — это продажа остатков государства. Государство не принадлежит государству. Государство не является государственным. Государство не является народным. Хотя мы привыкли к тому, что государство вроде бы как защищает интересы гражданина, но государство принадлежит вот таким управленцам. И чтобы они не перекладывали из кармана в карман — сущность от этого не меняется. Собственниками остаются они, господствующий класс олигархов, класс капиталистов остаётся неизменным.

Вся страна видела разнос, который Путин устроил министру транспорта и вице-премьеру, ответственному за транспорт — Соколову и Дворковичу. Конечно, эти чиновники очень непопулярны. Конечно, в числе прочего это и густой пиар. Ничто не мешало главе государства разглядеть деловые и моральные качества этих министров-капиталистов раньше. Но я думаю, что президентская выволочка — это не только лишь пиар или спускание пара. И так всем было понятно, кто есть Дворкович. Дело-то не в Дворковиче. Дело в том, что такой телевизионной поркой у аудитории создаётся ощущение, что проблема в неисполнительности, в неэффективности, в нерасторопности конкретного чиновника. А настоящая проблема в том, что существует класс предпринимателей и управленцев, которые в любом случае будут вести себя так. Сколько ещё таких ВИМ-Авиа и дворковичей? Мы почему-то сейчас очень аккуратно или почти ничего не говорим о той эпидемии, которая катится по финансовому банковскому сектору, о лавине невозвращаемых микрокредитов, которая погребает под собой огромные массы нашего нищающего, беднейшего населения. «ВИМ-Авиа» на каждом углу, на каждом перекрёстке. А создание у зрителя ощущение, что проблема в Дворковиче, как бы мы искренне горячо не «любили» Дворковича — это и есть перевод стрелок, перевод ответственности на человека, который в сущности (хороший он, плохой, злой или самоотверженный патриот) ничего в происходящем изменить не может. Дело не в том, что не доглядели и позволили воровать. Дело в том, что сама система, созданная в 1991 году, охраняющаяся всеми силами государства, предполагает, программирует, делает неотвратимыми такие случаи, как история с «ВИМ-Авиа».

Как это соотносится с заклинаниями о том, что нужно «ослабить давление на бизнес» и отменить проверки? Так это же всё идёт параллельно с публичными выволочками. Если предприниматель обокрал или его обокрали, если кто-то ограблен, если кто-то уволен, если кого-то избили, — то виноват чиновник, который недостаточно внимательно надзирал. Предприниматель не бывает виноват никогда. За ним недостаточно надзирали, плохо его контролировали, а с другой стороны, ему не создали достаточные условия. То есть с предпринимателем носятся как с недорослем, как с дитятей, как с золотой курицей, которая должна снести золотые же яйца и накормить этими яйцами всех. Мы понимаем, что это не курица — это тираннозавр, это вампир, который пьёт народную кровь и питается народным трудом. А нам пытаются представить дело так, как будто бы мы ещё в недостаточно комфортных условиях выращиваем нашего домашнего предпринимателя. То есть наводится тень на плетень, подменяются понятия.

В заключение хотелось бы высказаться об истории, очень косвенно относящей к основной теме нашего разговора — про ворон в Екатеринбурге. Тем, кто ещё не знает, скажу, что члены вороньей стаи взяли в клювы по камню и разбомбили уникальные стёкла в «Ельцин-центре». Этим храбрые птицы не ограничились. Они разбомбили дорогие иномарки депутатов городского заксобрания, а также посетили элитный жилой комплекс. То есть они произвели избирательную бомбардировку тех персонажей, о которых мы говорили прежде. Я думаю, что для описания этого феномена Александр Андреевич Проханов подобрал бы более яркие поэтические термины. Назвал бы, наверное, воронью стаю «народными беспилотниками». Конечно, можно видеть в этом некий символизм, конечно, это всех потешило, позабавило, потому что огромна степень ненависти и возмущения самим фактом существования «Ельцин-центра» на нашей многострадальной земле. Сегодня постоянно пытаются переключить недовольство народное на Мавзолей, обзывая его зиккуратом, любят про Николая II что-нибудь поговорить, про чудотворные иконы и мощи, лишь бы только осоловевший от нищеты и эксплуатации народ не косил глазом на это здание в Екатеринбурге. Но на самом деле невозможно замести под ковёр такую здоровую махину. Ельцинисты же её не просто так поставили, они поставили её в назидание потомкам как памятник своей победы 1991 года. Они смотрят на «Ельцин-центр» и убеждаются в том, что всё ещё в порядке, они ещё контролируют процесс.

Думаю, что было бы правильно видеть в этой природной акции протеста некий намёк на то, что контроль однажды ослабнет и ничто не вечно, в том числе и «Ельцин-центр». Остаётся только поставить вопросы, которые, наверное, многим придут в головы: задержаны ли вороны? Своевременно ли проведены ли все необходимые по закону процедуры? Выписаны ли постановления об административной задержании и взыскании? То есть — будут ли наказаны виновные? Убеждён, что будут, потому что даже вороны у нас не имеют права покушаться на святыни.


Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.