Загадки истории
8 октябрь 2017, 09:53
166
0

Заложники. Подлинная история угона Ту-134 в 1983 году

Ближнемагистральный пассажирский самолет Ту-134

Террористическая атака на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001 кардинально изменила отношение к воздушному пиратству. Захват самолетов на словах осуждался и ранее, но порой различные страны позволяли себе делить террористов на «хороших» и «плохих». Действия «хороших» оправдывали протестом против тирании и безвыходностью ситуации.

Да и сегодня нет-нет, да и проскакивают попытки задним числом обелить тех, кто угонял самолеты и использовал пассажиров и экипаж в качестве заложников. Оправдания находят даже тем, кто при этом, не задумываясь, отнимал человеческие жизни...

Новые времена и «золотые дети»

В 1983 году Советский Союз пытался начать жить по-новому. Пришедший к власти Юрий Андропов, бывший председатель КГБ СССР, объявил войну коррупционерам и расхитителям социалистической собственности, не останавливаясь перед самыми жесткими мерами. Да и рядовым гражданам напомнили о дисциплине — тот, кто в рабочее время попадался проверяющим, к примеру, в кинотеатре, рисковал получить очень серьезные проблемы.

Многие жители Грузинской ССР, республики огромных кепок-«аэродромов», вина, фруктов и вечного праздника, не любили слово «дисциплина». За тихие времена Леонида Брежнева Грузия расцвела и разбогатела, причем обогащение определенной категории граждан происходило, как бы это помягче сказать, за рамками социалистической законности.

Старшее поколение, помнившее еще отголоски суровых времен Сталина, вздохнув, стало приспосабливаться к новым условиям.

Но сыновья и дочери республиканской элиты, «золотая молодежь» советских времен, мыслила иначе. Ту самую власть, которая обеспечила благами родителей и их самих, они воспринимали как помеху их беззаботному существованию. Их манил огнями Запад, воспринимавшийся как настоящий рай.

Попасть в этот рай молодые люди решили эффектно, так, чтобы о них заговорил весь мир.

Свадьба по плану

16 ноября 1983 года в Тбилиси шумно отмечали свадьбу. 19-летняя Тинатин Петвиашвили, студентка 3-го курса архитектурного факультета Академии художеств, выходила замуж за 21-летнего Гегу Кобахидзе, актера студии «Грузия-фильм». Невеста приходилась близкой родственницей секретарю ЦК Компартии Грузии, а отцом жениха был кинорежиссер Михаил Кобахидзе.

Высокопоставленные гости праздника не догадывались, что свадьба — это составная часть плана, который должен был позволить молодоженам и их сообщникам оказаться на Западе.

На свадьбу были приглашена сотрудница депутатского зала Тбилисского аэропорта, которая спустя два дня должна были помочь жениху и невесте, отправляющимся в свадебное путешествие, пронести на борт самолета вещи без досмотра.

В этих вещах были не кокетливые наряды Тинатин, а оружие, боеприпасы и гранаты.

Заговор отца Теймураза

Эта страшная история началась со ... священника. Размышления священнослужителя Теймураза Чихладзе были далеки от мыслей о Боге и душе. С молодыми прихожанами, детьми грузинской элиты, он обсуждал свободную жизни за пределами Советского Союза. Святой отец, однако, считал, что просто уехать не получится — необходимо угнать самолет.

Вокруг Теймураза Чихладзе сложилась группа единомышленников. Священник, став идейным вдохновителем, «техническую сторону дела» представил другим.

Настоящим лидером группы стал 25-летний Сосо (Иосиф) Церетели, художник студии «Грузия—фильм», сын члена-корреспондента АН Грузинской ССР, профессора Тбилисского государственного университета Константина Церетели.

Помимо молодоженов, о которых уже было сказано выше, в группу вошли 26-летний Каха Ивериели, ординатор кафедры госпитальной хирургии Тбилисского медицинского института, его брат, 30-летний Паата Ивериели, тоже врач, выпускник Московского университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Отец братьев Ивериели, Важа, был уважаемым человеком, профессором медицины.

Еще один член группы — 25-летний Давид Микаберидзе, студент 4-го курса Тбилисской академии художеств. Его отец, Ражден Микаберидзе, был управляющий строительным трестом «Интуриста».

32-летний Григорий Табидзе казался в группе «белой вороной». За плечами у него уже было три судимости, он нигде не работал и не учился, но тоже имел влиятельного отца — Теймураз Табидзе был директором проектного бюро Госкомпрофтехобразования.

Подготовка

Готовились к угону тщательно — достали оружие и боеприпасы, в доме Кобахидзе проводили тренировки по стрельбе из пистолета. Благодаря своим связям, они попали даже на закрытый показ фильма «Набат» — картины, снятой по заказу министерства гражданской авиации СССР, и рассказывающей как раз о действиях различных служб при захвате самолета. Будущие угонщики учились противостоять спецслужбам.

Идейный вдохновитель захвата Теймураз Чихладзе в день, когда группа решила действовать, оказался в стороне. У священника появилась возможность выехать из страны по церковной линии, и он несколько раз откладывал угон. В итоге Церетели решили, что они обойдутся и без святого отца.

18 ноября 1983 года семь участников группы в аэропорту Тбилиси зарегистрировались на рейс до Батуми. Благодаря помощи работницы аэропорта, оружие пронесли на борт. Это были пистолеты и гранаты. Причем заговорщиков обманули, им добыли учебные гранаты. Но никто из преступников об этом не знал, полагая, что боеприпасы настоящие и собираясь пустить их в ход.

Тут, однако, все пошло несколько не так, как планировали угонщики. Из-за малого количества пассажиров тех, кто летел в Батуми, посадили не на отдельный Як-40, а на Ту-134, следовавший по маршруту Тбилиси — Батуми — Киев — Ленинград.

Первая кровь

Самолет вылетел из Тбилиси в 15:43. Угонщики планировали начать действовать перед снижением в Батуми, поскольку это была самая близкая точка к советско-турецкой границе. Однако из-за сильного бокового ветра диспетчер дал команду экипажу возвращаться на запасной в Тбилиси, о чем воздушные пираты не знали.

В тот момент, когда самолет сделал разворот, в кабину пилотов постучали.

Рейс этот был не совсем обычный. Летчик Станислав Габараев выполнял первый полет в качестве командира воздушного судна. Рядом был инструктор Ахматгер Гардапхадзе, а также проверяющий Завен Шарбатян, заместитель начальника лётно-штурманского отдела Грузинского управления гражданской авиации.

Шарбатян посмотрел в глазок двери, и увидел лицо второй бортпроводницы Валентины Крутиковой. Он не заметил, что у девушки разбита голова.

В салоне в этот момент уже царил настоящий ад. Угонщики, посчитавшие, что разворот и есть начало посадки в Батуми, начали действовать. Стюардессам Валентине Крутиковой и Ирине Химич нанесли несколько ударов по голове, взяв в заложники.

Пока одни террористы двинулись к кабине пилотов, другие стали выискивать на борту сотрудников службы безопасности. На самом деле их не было на рейсе, но преступники «для подстраховки» убили одного пассажира, двух тяжело ранили.

«Берите курс на Турцию! Иначе мы всех вас перестреляем!»

Завен Шарбатян, не заметив ничего подозрительного, открыл дверь кабины. В него выпустили пять пуль. Мужчина вскрикнул и упал за кресло. Ворвавшиеся в кабину Кахи Ивериели и Гия Табидзе кричали: «Самолет захвачен! Берите курс на Турцию! Иначе мы всех вас перестреляем!»

Бортинженер Анзор Чедия попытался заговорить с террористами, объяснить им, что полет в Турцию невозможен, но в ответ прозвучали новые выстрелы.

После того, как в 1970 году отец и сын Бразинскасы совершил угон самолета в Турцию, убив 19-летнюю стюардессу Надю Курченко, экипажи советских самолетов стали вооружать пистолетами.

В экипаже Ту-134 пистолеты были у троих летчиков, но действовать смог лишь один — штурман Владимир Гасоян. Место штурмана было закрыто шторкой, и преступники его просто не заметили. Когда прозвучали выстрелы в Чедию, Владимир достал свой пистолет, и открыл ответный огонь.

В тесной кабине самолета шел настоящий бой. Бортинженер Анзор Чедия погиб на месте, но и бандиты понесли потери — пуля Владимира Гасояна поставила точку в биографии Гии Табидзе.

Сражение на борту

На помощь Гасояну пришел Ахматгер Гардапхадзе, также открывший огонь. Находившийся за штурвалом Станислав Габараев пошел на отчаянный шаг — стал выполнять фигуры высшего пилотажа. Была опасность, что Ту-134 не выдержит перегрузок, но самолет справился. Благодаря маневрам пилота, бандитов физически отбросило в глубину салона. Летчикам удалось закрыть дверь в кабину, и сообщить на землю о нападении.

Ситуация была ужасающая. Пилоты не знали точно, что происходит в салоне, но понимали, что пассажиры и стюардессы в руках бандитов, готовых на все. Один из террористов был уничтожен, но и экипаж потерял двоих. На руках у товарищей умирал раненый Завен Шарбатян. Слабеющей рукой он достал из кармана деньги и документы, протянув их Гардапхадзе: «Передай жене».

Когда самолет стал снижаться в Тбилиси, стюардесса Ирина Химич передала по внутренней связи: «Командир, летите в Турцию, они взорвут самолет! Достали гранаты!» Гардапхадзе ответил, что они уже садятся в Турции. Было пасмурно, шел дождь, и какое-то время захватчиков удавалось вводить в заблуждение.

«Над бортпроводницами, как звери, измывались»

В это время в Москве по тревоге была поднята группа «А» КГБ СССР — спецподразделение «Альфа». Но спецназу нужно было время, а его у оказавшихся в заложниках людей практически не было.

Штурман Владимир Гасоян о том, что творилось в салоне, узнал позже: «Убили двух пассажиров — Соломония и Абовяна, над бортпроводницами, как звери, измывались. Когда Валю Крутикову мертвую нашли, то волосы на голове повыдергивали. Вся в крови, без волос, лежала. А Ире Химич голову рукояткой пистолета пробили. Вот такие „борцы за свободу“. Когда мы уже садились, слышали крики бортпроводниц — бандиты издевались над ними».

Когда бандиты поняли, что они все еще на территории СССР, они потребовали немедленно заправить самолет, и лететь в Турцию. Начались переговоры, которые растянулись на несколько часов. Чрезвычайный штаб возглавил лично первый секретарь ЦК Компартии Грузии Эдуард Шеварднадзе, прекрасно отдавший себе отчет в том, что эти события могут поставить крест на его карьере. Тем более, когда стало известно, что угонщики — отпрыски грузинской элиты.

Привезли в аэропорт родственников террористов, но их увещевания и уговоры не помогли. Тем временем из пилотской кабины удалось эвакуировать членов экипажа. Выпускать Ту-134 из аэропорта Тбилиси не собирались ни при каких обстоятельствах.

«Альфа» сработала без потерь

Прибывшая в Тбилиси «Альфа» проводила срочные тренировки на другом Ту-134. Шеварднадзе сообщил командиру «Альфы» Геннадию Зайцеву — только что проведенные обыски в домах угонщиков показали, что они вели стрелковую подготовку и имели большой запас оружия. Это означало, что в ходе штурма преступники могут расправиться с десятками людей. А ведь в салоне было 50 пассажиров, не считая самих террористов. Нужно было действовать ювелирно.

Обстановка была накалена до предела. Террористы заявили — они будут каждый час убивать по три человека, пока не вылетят в Турцию. Пассажирам не давали воды и не пускали в туалет, говоря: это вам уже не нужно, вы все равно умрете.

В 6:55 утра 19 ноября штурмовые группы «Альфы» ворвались в самолет. Любопытно, что кто-то все-таки успел предупредить преступников — из их переговоров стало понятно, что они знают о прибытии «московских коммандос». Знание это не помогло: использовав светошумовые гранаты, спецназовцы без потерь обезвредили захватчиков. Давид Микаберидзе, поняв, что «райской жизни на Западе» не будет, покончил с собой. Остальных угонщиков взяли живьем.

Они хотели пойти путем Бразаускасов

Террористами были убиты три члена экипажа — Анзор Чедия, Завен Шарбатян и Валентина Крутикова — и два пассажира. Еще десять человек были ранены. Бортпроводница Ирина Химич стала инвалидом.

На суде террористам задали прямой вопрос: «Вы — дети высокопоставленных родителей. Что стоило вам приобрести турпутевки в Турцию, куда вы и так беспрепятственно летали, чтобы спустить родительские деньги в казино? Купили бы путевки и на этот раз, чтобы спокойно, без шума попросить в заграничных райских кущах политическое убежище!»

«Если бы мы таким путем сбежали за границу, нас бы приняли за простых эмигрантов. Чего стоят наши фамилии, влияние и деньги наших родителей там, за границей? Вот когда отец и сын Бразаускасы улетели с шумом, со стрельбой, стюардессу Надю Курченко убили, так их там в почетные академики приняли, невольниками совести нарекли, из Турции в США переправили. Чем мы хуже?..», — таков был ответ.

Западные «правозащитники» и отечественные диссиденты, хором находившие оправдание подонкам Бразаускасам, породили трагедию ноября 1983 года.

Приговор — расстрел

Грузинская «золотая молодежь» сотворила такое, что даже все связи влиятельных родственников не могли спасти участников угона от сурового наказания. Сосо Церетели при неясных обстоятельствах умер в следственном изоляторе.

Верховный суд Грузинской ССР в августе 1984 года приговорил к смертной казни Каху и Паату Ивериели, а также Гегу Кобахидзе. Смертный приговор вынесли и идейному вдохновителю — Теймуразу Чихладзе. Президиум Верховного Совета Грузинской ССР отклонил просьбу приговорённых к исключительной мере наказания о помиловании, приговор был приведён в исполнение 3 октября 1984 года.

Тинатин Петвиашвили, которую спецназовцы обезвредили в тот момент, когда она намеревалась подорвать себя гранатами, приговорили к 14 годам лишения свободы. Сотрудница Тбилисского аэропорта, которая помогла пройти террористам на борт без досмотра, получила три года лишения свободы условно.

6 февраля 1984 года за мужество и героизм, проявленные при задержании особо опасных преступников, указом Президиума Верховного Совета СССР командиру экипажа Ахматгеру Гардапхадзе и штурману Владимиру Гасояну было присвоено звание Героя Советского Союза.

В авиагородке Тбилиси был установлен памятный знак в честь погибших членов экипажа Ту-134.

Оправдания нет и не будет

В период распада СССР это знак был осквернен вандалами. Новый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа в 1991 году амнистировал Тинатин Петвиашвили.

Над летчиками, остановившими террористов, стали сгущаться тучи. Их обвиняли в том, что они действовали в сговоре с КГБ и убили «грузинских патриотов». Впрочем, после возвращения к власти в Грузии Эдуарда Шеварднадзе эти разговоры поутихли.

Желающих оплакать горькую судьбу грузинской «золотой молодежи» и сегодня немало. Как водится, вспоминать о погибших членах экипажа, убитых пассажирах, искалеченных жизнях тех, кто стал инвалидом, плакальщики не желают.


источник
Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.